Генри Слезар. Месть мистера Д.



Когда Беверли Хазард прибегла к услугам управляющего имуществом, для ее мужа Юджина, человека, в пристрастиях столь же цельного, сколь и неразборчивого, это означало конец целой эры в его жизни - восхитительной эры, когда он развеивал по ветру состояние своей жены, выказывая в этом простом занятии незаурядную искушенность, тонкий вкус и полное отсутствие каких-либо угрызений совести.
- Ничего более нелепого я еще не слышал,- заявил Юджин жене.- Оплачивать все наши счета - еще куда ни шло, но ставить меня в положение ребенка, выпрашивающего деньги на карманные расходы,- это уж слишком!
- Мои друзья в восторге от него,- небрежно обронила Беверли, прихорашиваясь перед одним из двадцати восьми зеркал в их загородном доме.-Мистер Д.-очень разумный управляющий, они утверждают это в один голос.
Мистер Д. (его полное имя было Дюпре) оказался настолько разумным, что при первой же встрече нажил в Юджине врага. Он уделил Юджину один беглый взгляд - из-под массивных очков с толстыми стеклами, немного задержал его на пышных светлых усах посетителя и только потом сказал:
- Что значит - мало? Мне всегда казалось, что ста долларов в неделю на карманные расходы достаточно любому мужчине.
- Это зависит от кармана,- надменно произнес Юджин.- Мой - достаточно глубок. И я настаиваю иа повышении расцепок.
- Сожалею,- ответил мистер Д. твердо. - Но ничем не могу нам помочь.
- Кто давал вам полномочия отказывать мие?
- Мой наниматель,-отрезал мистер Д.-Если вы не против, мистер Хазард, у меня как раз сейчас много срочных дел. Мой секретарь выдаст вам чек на неделю.
Через два дня Юджин позвонил мистеру Д. но телефону и сказал:
- Мне нужна еще сотня. Могу я получить чек?
- На что вы собираетесь их потратить?
- Не думаю, чтобы это близко касалось вас.
- Извините, мистер Хазард, по пока вы не объясните. Зачем вам понадобились деньги, я ничего не смогу для вас сделать.
- Счет из бара вас устроит? - сказал Юджин раздраженно.- В моем клубе?
- Я оплачиваю все ваши счета. Распорядитесь в клубе, чтобы их пересылали мне.
- Да как вы не понимаете, что они не будут доверять моим распоряжениям, пока я не оплачу счет!
- Ну что ж, тогда пейте дома,- равнодушно ответил мистер Д.
Юджин внял его совету. Когда Беверли вечером вернулась домой, она застала мужа за необычным занятием: он самозабвенно и сосредоточенно переворачивал все в доме вверх дном в поисках безнадзорных денег, и помешать ему в его настойчивости было невозможно.
Положение ухудшалось с каждым днем. Беверли радовало улучшение материального благополучия семьи, в то время как Юджин находил себя настолько ущемленным в удовольствиях из-за недостатка денег, что поневоле стал вынашивать в голове самые черные и мстительные замыслы.
Однажды Юджин опустился даже до посещения публичной библиотеки - удовольствия, которое в силу своей дешевизны наверняка встретило бы у мистера Д. полное одобрение. Сидя в читальном зале, он добросовестно проштудировал четыре тома "Общей классификации преступлений", но не вынес из них ощущения, что нашел ответ на свой вопрос.
Удобный случай представился через два месяца. С короткий лыжной прогулки Беверли привезла серьезное воспаление легких. Она легла в постель со всеми театральными, ужимками Камиллы, оставив Юджина ощущать па себе все тяготы деятельности неумолимого мистера Д.


С каждым днем в Юджине крепло желание задушить свою жену. Но сделать это,не оставив следов на шее, было просто невозможно, и здесь Юджин полностью доверял "Общей классификации преступлений". Следовало отыскать другой способ, более простой, безопасный и соответствующий болезни Беверлн. И он нашел его, когда листал в библиотеке книгу "Убийства и их расследование" на букве "А" в статье "Асфиксия":
"...Симптомы асфиксин при удушении, повешении или отравлении газом, а также при некоторых болезнях, таких, как воспаление легких, имеют много общего: лиловато-серый цвет слизистой оболочки, синие или даже черные губы, пальцы и ногти. Во внешности пострадавшего, как правило, не обнаруживается ничего, что бы явно указывало на насильственную смерть. Поэтому при расследовании случаев асфиксии необходимо опираться на другие, более очевидные и точные признаки..."
Вечером в пятницу, когда его жена уже спала в своей комнате на втором этаже, Юджин отпустил прислугу на выходные домой. В субботу утром он сам принес ей завтрак в постель. Беверли встретила мужа недоуменным возгласом:
- Что случилось, Юджин? - Он натянуто улыбнулся:
- Разве ты не хочешь, чтобы я кормил тебя с ложечки, моя крошка?
Беверли хихикнула глупо и счастливо, как новобрачная. Юджин был доволен, что утро, ее последнее утро, получалось таким превосходным.
Он ушел из комнаты в десять часов, дождавшись, когда она приняла все свои лекарства и забылась тяжелым сном больного.
Ему потребовалось всего полчаса, чтобы проверить все окна внизу и наверху. Дверь, ведущая на террасу позади дома, имела у основания широкую щель, через которую в дом проникал свежий воздух снаружи. Юджин заткнул щель полотенцем, потом проделал то же самое с кухонной дверью. Только тогда он подошел к газовой плите, повернул до отказа черные блестящие рукоятки на передней панели и старательно загасил огонь. В нос ему ударил острый запах газа, но он знал, что пройдет еще некоторое время, пока газ-убийца проделает свой путь наверх, к комнате Беверли. Он даст ему это время - целый уик-энд, никак не меньше.
Он покинул дом несколькими минутами позже, унося с собой предусмотрительно собранный накануне вечером портфель, выбрал из двух своих автомобилей тот, что поменьше, и поехал в город, в отель. Он вернулся к себе поздним вечером в воскресенье. Стоя перед входной дперью, он заботливо затоптал ногами сигарету, открыл дверь ключом и пошел в дом.
Густое и едкое облако газа окутало его с головы до ног. С носовым платком у рта он кое как добрался до спальни Беверли .
Она лежала точно в том же положении, в котором он оставил ее вчерашним утром. Только теперь возвращение Юджина уже не могло разбудить ее.
С этой минуты Юджина больше всего волновало отношение окружающих к смерти Беверли. Тем приятнее ему было встречать со всех сторон вместо подозрений и холодного отчуждения горячее сочувствие и симпатию.
С хором соболезнований и утешений не гармонировало только отношение мистера Д., но Юджин был готов к этому. Через три недели после похорон управляющий получил короткое извещение об увольнении. Он позвонил Юджину и сказал:
- Если мне позволено будет заметить, мистер Хазард, сейчас вы нуждаетесь в моих услугах больше, чем когда-либо. Вы должны хорошо все обдумать.
- Я уже все обдумал.- Юджин наслаждался своим триумфом.- Вы свободны, приятель.
- Мне нужно примерно месяц, чтобы привести в порядок все дела.
- Ладно, получайте свой месяц. Но запомните, дружище, сейчас я - ваш хозяин. И первое, что я хочу получить от вас,- это чек на пять тысяч долларов.
Деньги были потрачены со свойственными Юджину размахом и изобретательностью. Он предпринял короткую, но запоминающуюся поездку на Бермудские острова. Прилетев туда, он убрал подальше обручальное кольцо, траурную повязку и с головой погрузился в изучение обычаев заезжих богатых холостяков. Стоит ли говорить, что он славно провел время на Бермудах?
Он вернулся домой через две недели, с траурной повязкой на рукаве и обручальным кольцом на пальце. В первый же час своего пребывания дома он был вынужден принять двух визитеров, и оба принадлежали к ведомству окружного прокурора.
- Ничего не понимаю,-сказал Юджин.-Вы хотите, чтобы я прошел с вами? Но зачем?
- Это касается вашей жены,-ответил один из посетителей.- Мы хотим задать вам, мистер Хазард, несколько вопросов относительно причин ее смерти.
Юджин задрожал. Он понимал, что этого делать не следовало, что он выдает себя с головой , но все равно продолжал дрожать. Теперь ему противостоял сам прокурор округа. Юджин невыдержал и сорвался на крик:
- Я не имею ничего общего с ее смертью !
- Никто не сказал , что вы имеете .
- Тогда почему вы преследуете меня?
Гости пожали плсчами.
- Мы понимаем, мистер Хазард, вы были на Бермудах.
- Я нуждался в отдыхе.
- Мы слышали, что вы там неплохо отдохнули.
- Может быть, я пытался забыться. И потом, это не ваше дело, чем я занимался на Бермудах!
- Разумеется, вы правы, мистер Хазард. Это не наше дело. Если только за этим не стоит что-нибудь серьезное. Убийство, например.
- У Беверли была пневмония! - закричал Юджин.- Она умерла от воспаления легких! При чем здесь я?
- Были и другие способы показать ей дорогу к праотцам,- уточнил прокурор округа. Он перегнулся через стол и понизил голос до шепота.- И мы знаем, какой избрали вы, мистер Хазард. Вы задушили ее газом, не так ли? Включили газ в плите на всю катушку и обеспечили ей билет на тот свет. Разве не так?
Юджин вдруг начал испытывать симптомы асфиксии. Его губы посипели, горло сдавил резкий спазм, и он потерял сознание. Когда он пришел в себя, он прошептал:
- Ради всего святого, как вы догадались?
Ответ на свой вопрос он получил только после того как его признание было занесено в протокол и подписано им самим.
- Честно говоря, мы были абсолютно уверены, мистер Хазард. Мы располагали показаниями человека по имени Дюпре, которые уличают вас в убийстве. Вы его знаете?
- Мистер Д.? - Юджин снова задыхался.
- Да, ваш управляющий. Он любезно сообщил нам все, что знал о ваших отношениях с женой. Но дело даже не в этом. Разбирая перед увольнением ваши бумаги, он случайно наткнулся на очень интересный документ.
- Что это было? Что? - крикнул Юджин.
- Ваш счет за газ. Он был непомерно велик. Самый большой счет, который вы когда-либо имели. Что заставило его так подскочить, спросили мы себя? И вы сами подтвердили, что мы нашли правильный ответ на этот вопрос.

Перевод с английского С.Белостоцких
Генри Слезар. Месть мистера Д.